Лазание по лондонским заборам

Вчера не выдержал скуки и пошел лазать в Castle Climbing. По просьбам трудящихся выкладываю фото тренажера. Построен он в здании водонасосной станции 19 века. Найдите отличия с тренажером в СевНТУ ))) Правильно. Нет Котченко и барышни танцами не развлекают. Зато работет DJ и крутит свои пластинки.

Хроника нашего восхождения на Северную стену Гранд-Жораса


24 февраля – Юрий Круглов (Радиогорка), Владимир Литвин (Балка), Игорь Кузьменко (Матюшенко?) делают заброску 90% всего снаряжения для восхождения. Маршрут заброски: поднимаемся на Эгю дю Миди и спускаемся на лыжах по Белой Долине, затем на скитуре/снегоступах поднимаемся по леднику Lesсhaux, оставляем снаряжение под приютом Lesсhaux и спускаемся на лыжах в Шамони по леднику Mer de Glas.

25 февраля – Игорь Кузьменко, Айдар Ахмадиев и Сергей Загоскин поднимаются к приюту Lesсhaux по пути вчершанего спуска по леднику Mer de Glas. Юра Круглов и Владимир Литвин повторяют вчерашний маршрут с Эгю дю Миди на лыжах. В 14:00 два группы встречаются на леднике Lesсhaux. Дальше идем вместе под стену Гранд-Жораса со всем снаряжением. В 17:30 Игорь и Вова поворачивают назад и уходят ночевать на приют. Мы останавливаемся на бивак в ледовой трещине.

26 февраля – утром Юра, Айдар и Сергей продолжают подъем под стену и затем проходят 9-10 веревок по первому ледовому полю. Первым лезет Айдар. В 17:30 вешаем платформу на скалах и останавливаемся на ночевку. Вова и Игорь на лыжах спускаются в Шамони.

27 февраля – Юра лезет первым. Пройден остаток ледового поля, затем вертикальный микстовый кулуар. Отличный участок — ради него стоит повторять маршрут снова и снова. Всего 8 веревок. Заканчиваем работать уже в темноте.

28 февраля – Айдар лезет веревку, на которой сорвался в прошлом году. Лезет её 5 с половиной часов. Становится ясно что в этот день платфому нам передвигать вверх нет ни времени ни смысла. Айдар и Юра обрабатывают еще веревку и возвращаются на ночевку на платформу.

1 марта – погода испортилась. Сверху сыпят пылевые лавины, интенсивность нарастает. Команда жумарит провешенные накануне веревки. Дальше лезет Юра и проходит 3 веревки. После каждой веревки приходится ждать остальных по часу-полтора. Лавины теперь практически не прекращаются, снег проникает во все щели. Погода ухудшается. У Айдара и Сергея перестают держать жумары. Приходится по очереди организовывать им верхнюю страховку. Под лавинами ставим платфому. Разгорается дискуссия что сделать сначала: приготовить ужин или покурить. Айдар с Сергеем настаивают на последнем. После этого спички заканчиваются, обе зажигалки ломаются, а пьезоподжиг на горелке перестает работать из-за полной сырости. Мы остаемся без горячей пищи/воды. Спасатели предупреждают о дальнейшем ухудшении погоды. Спуск в Италию с вершины закрывается из-за лавиноопасности. Нам «светит» или спуск по пути подъема с вершины, или сидеть на вершине, ожидая вертолет спасателей (если им позволит погода). До выхода на ребро Уокера остается 2 веревки. Дальше крыша и вершина.

2 марта – локальное улучшение погоды. Айдар проходит последнюю веревку кулуара и упирается в вершинное ребро. Погода ухудшается. Лавины возобновляют тотальный обстрел. Спасатели предупреждают наших наблюдателей что на этой неделе к вершине подлететь на смогут из-за непогоды. Получаю эту информацию по sms. Наш выбор или сидеть там без газа неизвестно сколько или спуск по пути подъема, пробиваемый лавинами. Решаем на вершину не выходить, а спасаться бегством по пути подъема. Дюльферяем до темноты. Прошли самую опасную часть стены. На последнем дюльфере в кулуаре снег со всей стены проходит через узкий желоб нашего кулара. Не видно даже вытянутой руки. Ко мне спускается Сергей. Я чувствую его плечо, но мы друг друга не видим. Работаем наощупь. Ничего не видно и не слышно из-за рева лавин. Наконец спускаемся в конец кулуара и уходим вправо под защиту скальной стенки. Вешаем платформу. Все мокрые до нитки. Ночуем. Связываемся со спасателями, говорим что с самой опасной части стены мы спустились. Спасатели обещают при наличии погодного окна нас забрать на следующий день в нижней части или под стеной. Ночью по рации получам информацию что в 8 утра будет попытка нас забрать. Поедаем остатки сухарей, вместо питься соскребаем замерзший конденсат со стенок тента, смешиваем с кофе, получается «мороженое».

3 марта – продолжаем спуск. Впереди нижнее ледовое поле и бершшрунды, куда я улетел год назад. И потом еще не менее дня хода вниз, без снегоступов. Выходим на связь со спасателями. Из Шамони погода нелетная, но с итальянской стороны вроде-бы есть просвет. Итальянцы попробуют взлететь. Делаем один дюльфер. Появлется итальянский вертолет. На тросе из вертолета опускается человек. Вертолет зависает над нами. Ловим итальянца. Пристегиваем к нему Айдара. Итальянец кричит «вира» в шлемофон и лебедка поднимает его и Айдара. Вертолет отходит от стены. Одного забрали. Вертолет заходит на второй круг. Все повторяется, теперь забирают Сергея. Остаюсь один на стене, вертолет заходит на третий круг, пристегиваюсь к тросу и шагаю в бездну. Меня втягивают лебедкой и вот мы уже летим в Шамони. 10 минут и мы уже внизу на летном поле. Прощаемся с итальянцами и они улетают также быстро как и появились. В одном из них я узнаю того, кто меня снимал со стены Чиветты в 2002 году. Но он меня не помнит. Таких как я у него много было. Вместо разговора – крепкое рукопожатие. Пьем чай в спасслужбе, потом нас любезно отвозят на машине с мигалками к парковке где стоит моя машина. Времени у них на разговоры нет — среднее количество вызовов в день — 10! Перегружаемся и едем к себе на базу. Нас встречают все наши севастопольцы. Всё. Приключения окончены. Айдар с Сергеем остаются спать, я беру лыжи и мы едем с остальными спускаться по Белой долине.

… Нам как всегда повезло. Это было последнее «окно» в погоде на этой неделе. К вечеру снегопад усилился и не прекращался до нашего отъезда. Уже после отъезда узнаю что лавины начали массово сходить. Трое человек уже погибли. Тихо про себя радуюсь, что настоял спускаться по пути подъема, а не ломиться на спуск на итальянскую сторону.

И хотя технически маршрут можно считать пройденным, остается чувство глубокой неудовлетворенности. Без вершины нет ощущения законченности. Но больше всего разочаровавает наш стиль. Нельзя на этот маршрут так ходить. Нужно максимум 2 человека, минимум груза. Маршрут можно пройти за полтора дня налегке.

Огромное спасибо Жене и Кате, кто регулярно выходили с нами на связь днем и ночью, передавали прогноз, информацию от спасателей и осуществляли моральную поддержку. Особая благодарность Игорю Кузьменко и Вове Литвину — без их помощи шерпов и и наблюдателей восхождение бы не состоялось.

Игорь Кузьменко поднимается к приюту Leschaux

Игорь Кузьменко поднимается к приюту Leschaux